Зеркальце птицелова

Жаворонок — чудесная птичка, но поймать ее трудно. Птицелов ставит в чистом поле зеркальце на подставке. Жаворонок видит себя в зеркале — не отводя от него взгляда, он то подходит ближе, то отступает, введенный в состояние транса собственным отражением и движениями брачного танца, которые он видит перед собой. Впав в гипнотическое состояние, птица забывает обо всем на свете, теряет осторожность, и сетка птицелова накрывает ее прямо у зеркала.

Лжец

Жил когда-то в Армении любознательный царь. Он решил развлечься и разослал по всей стране глашатаев с таким указом: «Слушайте! Тот, кто расскажет царю самую невероятную небылицу и докажет, что он самый большой лжец во всей Армении, получит из рук Его Величества яблоко, сделанное из чистого золота!»

Отовсюду ко дворцу потянулись люди — кого тут только не было: князья, купцы, крестьяне, священнослужители, богатые и бедняки, высокие и низкорослые, худые и толстые. В стране не было недостатка в лжецах, и каждый из них рассказал царю свою небылицу. Однако правитель уже раньше слышал все эти истории, и ни одна из них ему не понравилась. Царю уже начала надоедать его затея, и он уже подумывал разослать всех по домам, не наградив никого, когда перед ним предстал оборванец с большим глиняным кувшином под мышкой. «А ты чего хочешь?» — спросил царь. «Государь! — ответил бедняк немного смущенно. — Разве ты не помнишь? Ты задолжал мне горшок золота, и я пришел забрать долг». — «Да ты примерный лжец, милейший! — нахмурившись, воскликнул царь.— Я не должен тебе никаких денег!» — «Примерный лжец, я? — переспросил бедняк. — Тогда давай золотое яблоко!» Царь, поняв, что его провели, попытался поправиться: «Нет, нет! Ты не лжец!» — «Тогда отдай мне горшок золота, который ты должен мне, господин», — отвечал хитрец. Царь увидел, что положение безвыходное. Он рассмеялся и отдал золотое яблоко.

Армянская народная сказка

История У Сена

В низеньком домике, крытом соломой, в долине Намсана жили бедняки, муж и жена, господин и госпожа У Сен. Муж по собственной воле вот уже семь лет не выходил из своей холодной комнатки, где только и делал, что читал книги. <...> Однажды его жена, вся в слезах, сказала ему: «Послушай, добрый мой супруг! Что толку в прочитанных тобой книгах? Моя молодость прошла, а я все обстирываю и обшиваю чужих людей, а самой не на что купить куртку или юбку, да что там — вот уже три дня, как не на что купить еды. Я замерзла и хочу есть. Больше не могу так!»

Услышав эти слова, ученый — человек не первой молодости — закрыл книгу, поднялся на ноги и, ничего не говоря, вышел за дверь. Добравшись до центра города, он остановил прохожего:

«Здравствуйте, мой друг! Не скажете ли, кто самый богатый человек в этом городе?» — «Бедный крестьянин! Разве ты не знаешь богатея Бьён-си? Его сверкающий дом с черепичной крышей и двенадцатью воротами как раз хорошо виден отсюда!» У Сен направился к дому богача. Пройдя через большие ворота, он без стука открыл дверь в гостиную и обратился к хозяину: «Мне нужно 10 тысяч янгов, чтобы начать торговое дело, и я хочу, чтобы вы мне их одолжили».— «Хорошо, господин. Куда мне отослать деньги?» — «На рынок Ансонг, через торговца подержанными вещами».— «Очень хорошо, господин. Я обращусь к Киму, у него самая большая лавка подержанных вещей на рынке Ансонг. Я отправлю деньги туда». — «До свидания, господин».

Когда У Сен вышел, гости, которые были свидетелями разговора, стали спрашивать Бьён-си, с чего это он так легко согласился дать довольно большую сумму незнакомому оборванцу. Богач ответил им с довольным видом: «Хотя на нем и была одежда нищего, он заговорил прямо о деле, без предательской неуверенности и не униженно, как поступают обычно люди, которые просят деньги, не собираясь возвращать долг. Так, как он, мог вести себя или сумасшедший, или человек, уверенный в успехе задуманного дела.

Но, судя по его бесстрашному взгляду и уверенному голосу, это человек незаурядный, очень умный и достойный доверия. Деньги часто принижают людей, но такие, как он, делают большие деньги. Я только рад помочь большому человеку начать его большое дело».

Ха Те Унг. «За кулисами дворцов Кореи»

Из мемуаров Казановы

Человек, который вознамерился попытать счастья в этой древней столице мира [Риме], должен быть хамелеоном, восприимчиво отображающим краски окружающей его атмосферы, — Протеем, способным принимать любую форму, любые очертания. Он должен быть гибким, податливым, неопределенным и вкрадчивым, близким, неуловимым, загадочным и непостижимым, часто низменным, порой искренним, иногда вероломным; всегда скрывающим часть своего знания, способным льстить уже одним тоном своего голоса; спокойным, безупречным хозяином собственной мимики, быть холодным, словно лед, когда человек пылал бы как в огне; и если, к несчастью, он не религиозен в сердце — что очень часто случается с теми, кто обладает вышеперечисленными качествами, — он должен иметь религию в уме, так сказать, изображать ее на своем лице, на губах, в манерах; он должен страдать спокойно, а если он был честным человеком, то ему следует осознать себя в качестве отъявленного лицемера. Человек, душа которого противится такой жизни, должен оставить Рим и искать удачи где-то в другом месте. Я не знаю, хвалю я себя или оправдываюсь, но из всех перечисленных качеств я обладал лишь одним, а именно гибкостью.

Джованни Джакомо Казанова, 1725–1798

(no subject)

Взято с книги 48 законов власти. Закон 24.
Законы придворной политики

Не выставляй себя напоказ. Это всегда неосторожность — распространяться о себе или привлекать слишком пристальное внимание к своим действиям. Чем больше вы разглагольствуете о своих делах, тем больше подозрений вызываете. Помимо всего прочего, выставленное напоказ благосостояние и благополучие может вызвать зависть у равных вам по положению. Помните об осторожности, распространяясь о своих достижениях, и возьмите за правило говорить о себе меньше, чем о других людях. Скромность обычно более привлекательна.

Будь беспечным. Никогда не показывайте, что слишком много трудитесь. Ваш талант должен казаться чем-то естественным, легким — тогда вас будут считать гением, а это лучше, чем прослыть трудоголиком. Даже когда над чем-то требуется изрядно попотеть, постарайтесь, чтобы усилия не были заметны, — людям не нравится видеть кровавые мозоли от тяжкого труда, они считают это просто разновидностью хвастовства. Им приятнее восхищаться тем, как легко и изящно вы добиваетесь цели, чем ужасаться тому, какого адского труда это стоило.

Знай меру в лести. Может показаться, будто для тех, кто выше вас по положению, лести не может быть излишне много, но даже очень хорошие вещи обесцениваются, когда возникает избыток. Кроме того, это вызовет подозрения у тех, кто вам ровня. Научитесь льстить не прямолинейно — занижая собственные достижения, к примеру, или помогая господину выглядеть лучше.

Позаботься, чтобы тебя заметили. Перед нами парадокс: не следует беспардонно лезть на глаза и все же необходимо принять меры, чтобы быть замеченным. При дворе Людовика XIV любой, кого король удостаивал взглядом, мгновенно взлетал вверх по иерархической лестнице. Не было никакого шанса подняться тому, кого государь не выделил из множества придворных. Эта задача требует немалого искусства. Часто в самом начале и впрямь нужно, чтобы вас увидели, — в буквальном смысле. Поэтому нужно уделить внимание своему внешнему виду и постараться создать характерный, отличный от всех — отличающийся почти неуловимо — стиль и образ.

Изменяй стиль и язык общения, в зависимости от того, с кем имеешь дело.Ложная вера в равенство — утверждение, что цивилизованный человек разговаривает и ведет себя одинаково со всеми, независимо от занимаемого ими положения, — на самом деле роковая ошибка. Те, кто по рангу ниже вас, воспримут это как проявление снисходительности, и будут правы, а вышестоящие обидятся, хотя, возможно, не признаются вам в этом. Необходимо изменять стиль и язык с каждым новым собеседником. Это не ложь, но притворство, а притворство — искусство, а не дар Божий. Научитесь такому искусству. Это правило верно также для множества различных культур, обнаруживаемых при современном дворе: никогда не считайте, что ваши критерии поведения и ваши суждения универсальны. Неумением адаптироваться к другой культуре вы не только демонстрируете верх варварства, но и попадаете в невыгодное положение.

Не приноси дурные вести. Король приказывает казнить гонца, доставившего плохие вести. Это штамп, но штамп правдивый. Вы должны бороться, а если нужно, лгать и изворачиваться, добиваясь, чтобы участь вестника беды досталась вашему коллеге, а не вам. Приносите только хорошие новости и этим радуйте господина.

Избегай фамильярности и демонстрации близости к своему господину. Ему не нужен приятель вместо подчиненного, ему нужен подчиненный. Никогда не подходите к нему со свойским, фамильярным видом и не подчеркивайте дружеских отношений — это его прерогатива. Если он решит общаться с вами в таком ключе, отвечайте с осторожной вежливостью. В противном случае отыграйте в другую сторону и четко обозначьте дистанцию между вами.
Никогда прямо не критикуй вышестоящего. Может, это само собой разумеется, но бывают случаи, когда критика необходима, — если промолчать или не посоветовать ничего, это породит опасность иного сорта. Вам следует научиться давать советы или критиковать со всей доступной вам вежливостью и уклончивостью. Обдумайте свои слова, примерьтесь семь раз, пока не убедитесь, что вы добились достаточной обтекаемости. Станьте образцом любезности и тонкости.

Не проси об одолжениях тех, кто выше тебя. Ничто так не раздражает господина, как необходимость отказывать просителю. Это вызывает чувство вины и возмущение. Обращайтесь с просьбами лишь в случае крайней необходимости и знайте, когда остановиться. Чем брать на себя роль просителя, куда лучше заслуживать милости, так чтобы господин награждал ими охотно. Самое важное: не обращайтесь с просьбами от лица других людей, в самую последнюю очередь — от имени друзей.

Никогда не подшучивай над внешним обликом или вкусом. Живой ум и склонность к юмору — необходимые качества настоящего придворного, а порой и вульгарность уместна и желательна. Однако избегайте всякого рода шуток касательно внешнего вида или вкуса, двух очень чувствительных зон, особенно для тех, кто стоит над вами. Не делайте этого даже в их отсутствие, этим вы выроете себе могилу.

Не становись придворным циником. Радуйтесь успехам других. Если вы постоянно критикуете равных себе или подчиненных, это отразится и на вас, словно окутает серым облаком, неотступно следующим за вами. Люди будут ворчать по поводу каждого нового замечания, вы будете вызывать у них раздражение. Выражая (умеренно) восторги по поводу достижений окружающих, вы парадоксальным образом обратите внимание на себя. Способность изумляться и восхищаться с искренним видом — это редкий, вымирающий талант, который до сих пор в большой цене.

Умей видеть себя со стороны. Зеркало — изобретение поистине чудесное, без него мы постоянно согрешали бы против красоты и внешних приличий. Вам также необходимо зеркало для отражения ваших поступков. Зеркалом могут служить окружающие, когда сообщают, как они воспринимают вас, но это не самый достоверный метод. Станьте сами собственным зеркалом, тренируя свой ум, чтобы видеть себя таким, каким видят вас другие. Вы ведете себя чересчур раболепно? Слишком стараетесь угодить? У вас отчаявшийся вид, и кажется, будто силы на исходе? Наблюдайте за собой со стороны — и вы избежите многих промахов и просчетов.

Владей своими чувствами. Подобно хорошему театральному актеру, вам предстоит научиться плакать и смеяться как по заказу, в нужный момент. Вы должны уметь скрывать гнев и разочарование, маскировать радость и удовлетворение. Обучайтесь владению своей мимикой. Называйте это ложью, если хотите, но если вы предпочитаете не играть, а всегда быть честным и открытым, не жалуйтесь, когда окружающие назовут вас несносным и самонадеянным типом.

Соответствуй духу времени. Небольшой налет ретро может выглядеть очаровательно, если выбрать период прошлого не менее чем двадцатилетней давности. Обращение к стилю последних нескольких лет покажется нелепым и будет уместно для того, кто избрал роль придворного шута. Ваше душевное состояние и образ мыслей должны идти в ногу со временем, даже если время оскорбляет ваши чувства. Однако, став слишком авангардным, передовым, вы рискуете остаться никем не понятым. Слишком быть впереди в этом отношении — дело всегда неблагодарное, лучше научиться по крайней мере маскироваться под дух времени.

Стань источником удовольствия. Это принципиально. Закон человеческого естества заставляет нас избегать неприятного или противного, тогда как очарование и предвкушение радости тянет нас, словно мотыльков на пламя. Станьте этим пламенем — и вы достигнете вершины. Поскольку жизнь богата вещами неприятными, а удовольствия крайне редки, без вас не смогут обходиться, как без еды и питья. Может показаться, что это само собой разумеется, но очевидное очень часто игнорируют или не ценят. Не каждый способен играть роль фаворита, далеко не все наделены шармом и острым умом. Но любой из нас может обуздать свои неприятные качества и затушевать их при необходимости.


Человек, знающий двор, становится господином своих жестов, глаз и лица; он глубок и непроницаем; он скрывает неудовольствие, улыбается врагам, не дает воли раздражению, маскирует свои страсти, обуздывает сердце, говорит и действует наперекор своим чувствам.

Жан де Лабрюйер